Атлас определитель птиц
Каталог статей
Меню сайта


Форма входа


Категории раздела
Семейство Древолазы [2]
Отряд Воробьинообразные [4]
Семейство Жаворнки [9]
Семейство Трясогузковые [10]
Певчие воробьиные [2]
Семейство Вьюрковые [17]
Семейство Овсянковые [3]
Семейство Ткачи [6]
Семейство Трупиалы [1]
Семейство Скворцы [2]


Реклама


Поиск


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Реклама


Так-ру


Приветствую Вас, Гость · RSS 19.10.2017, 15:43
Главная » Статьи » Отряд Воробьинообразные » Семейство Трупиалы

Балтиморский трупиал (Icterus galbula)

     Трупиалы, которых насчитывают около 150 видов, живут исключительно в Америке. Более 4/5 всего числа приходится на южную и центральную ее части, однако северная область их распространения доходит до Полярного круга. Все виды этих птиц живут сообществами, проворны, подвижны и хорошо поют. Они населяют рощи, кормятся мелкими позвоночными, насекомыми, моллюсками, плодами и семенами. Их гнезда, которые часто не только не уступают в изяществе, но даже превосходят ткачиковые, подвешиваются на деревьях колониями; птицы одного из видов сами не вьют гнезд и не выводят детей, большей частью вверяя свои яйца чужим заботам.

  Самый известный из североамериканских видов этого семейства балтиморский трупиал (Icterus galbula) принадлежит к богатому видами роду трупиаловбалтиморский трупиал (Icterus galbula) (Icterus). Признаки этого рода следующие: продолговатый, остроконечный, округлый на спинке клюв, примыкающий к оперению лба наподобие носика кувшина; сильные, длиннопалые ноги, вооруженные длинными загнутыми когтями; длинные крылья, второе маховое перо которых образует острие крыла; длинный закругленный хвост, укорачивающийся ступенчато с боков, и, наконец, мягкое оперение преимущественно желтого цвета. Голова и шея черные, такого же цвета и нижние шейные перья, плечи, крылья и оба средних пера хвоста. Верхние кроющие Перья крыльев, надхвостье, верхние кроющие перья хвоста и остальные части огненно-оранжевого цвета. Большие маховые Перья с широкими у начала и узкими у конца крыла белыми Каймами. Большие кроющие перья крыльев наполовину белые, образуют широкую перевязь. Рулевые перья, кроме двух упомянутых средних, оранжевые. Глаза карие, клюв черновато-свинцово-серый, светлее к краям, ноги также свинцово-серого цвета. Длина этих трупиалов достигает 20 см, размах крыльев — 30, длина крыла — 9, хвоста — 8 см. У самок верхняя часть тела оливково-буровато-серая, нижние шейные перья исчерчены темными черточками, нижняя часть тела оранжево-желтая, верхние кроющие перья крыльев и большинство остальных кроющих на конце — белые. Таким образом на крыльях получаются две поперечные полосы. Все остальные части у самок бледнее и тусклее, чем у самцов.

    Область гнездования балтиморских трупиалов — восточные штаты Америки от Канады до западных возвышенностей. Отсюда зимой они долетают до Вест-Индии и Центральной Америки. Их гнезда устраиваются различно, смотря по теплому или холодному климату обитаемой ими страны, но всегда подвешиваются к тонкой ветви и вьются очень искусно. В южных штатах они свиваются из так называемого испанского мха, притом построены так, что воздух может легко циркулировать по всем направлениям; внутри не кладется никакого утепляющего материала и даже самое гнездо строится с северной стороны дерева. В северных штатах наоборот: гнездо подвешивается к ветвям, на которые попадают солнечные лучи, и снабжено нежной и теплой подстилкой. Птица, вьющая гнездо, слетает на землю, отыскивает нужный материал, прикрепляет его одним концом к ветке и с большим искусством все это сплетает вместе. В это время балтиморский трупиал несносен. Женщины должны следить за своим рукоделием, так как птицы утаскивают в гнездо все рукоделие, до которого только доберутся. В их гнездах часто находили целые мотки ниток и клубки шелка. Окончив постройку гнезда, самка кладет от 4 до 6 яичек, около 25 мм длины и 16 мм толщины. Бледно-серый цвет их испещрен более темными пятнышками, точками и штрихами. Через 14 дней высиживания вылупляются птенцы, а через 3 недели после этого они уже летают. Каждая пара в продолжении лета выводит еще один раз, по крайней мере в южных штатах. Не умея еще летать, молодые птенцы часто цепляются за наружную часть гнезда, выскакивают и прячутся в него подобно молодым дятлам. Научившись же летать, они почти 14 дней все еще неразлучно следуют за родителями, которые их в это время водят и кормят. Лишь только поспеют тутовые ягоды и инжир, они появляются на этих деревьях, подобно тому, как ранее их видели на вишнях и других плодовых деревьях. Весной же они питаются почти исключительно насекомыми, доставая их с веток и листьев или, преследуя с большим проворством, ловят их на лету. Отлет их начинается очень рано. Днем они быстро и с громким криком летят большей частью поодиночке. Только с заходом солнца они спускаются на определенные деревья, торопливо ищут что-нибудь съестное, выспятся, позавтракают — и снова в путь.

    К роду желтушников (Agelaeus) принадлежат самые маленькие виды семейства. Их клюв прямой, с загнутыми у уголков рта краями. Задний палец вооружен шпоровидным когтем. Оперение молодых сходно с оперением подорожников и сильно отличается от оперения взрослых птиц рисунком и цветом. Рисовый желтушник (Agelaeus oryzivorus) имеет следующие отличительные признаки: средней длины сильный конусовидный и сжатый с боков клюв; верхняя часть его уже нижней, края челюстей подогнуты, как у подорожников, длинные и сильные ноги, плотное тело, большая голова; средней величины крылья, второе маховое перо самое длинное; средних размеров хвост, каждое отдельное перо его на обеих бородках заострено; плотно прилегающее и блестящее оперение. Величина рисовых желтушников достигает 18 см, размах крыльев — 29 , длина крыла — 9, а хвоста — 6 см. В брачную пору верхняя и Передняя части головы, нижнее оперение и хвост самцов черные. Затылок буровато-желтый. Верхняя часть спины черная, но на каждом пере желтая кайма. Плечевая область, надхвостье белые с желтым отливом. Маховые и кроющие перья крыльев черные, но с желтыми каймами. Глаза бурые. Верхняя половина клюва темно-бурая, нижняя половина буровато-серая. Ноги светло-голубые. Самка несколько меньших размеров. Верхнее ее оперение светло-желто-бурое с более темными продольными полосками на перьях. Нижнее — бледно-серо-желтое с такими же полосками на боках. Область уздечки бурая. Надглазная полоска желтая. Маховые и рулевые перья значительно светлее, чем у самцов. У молодых все краски бледнее и серее. Рисовые желтушники в Северной Америке бывают только летом; прилеты и отлеты их очень регулярны. Во время своего перелета на юг они останавливаются в Центральной Америке и, может быть, и в северных областях Южной Америки; до Бразилии они, конечно, не долетают. В штат Нью-Йорк они прилетают в начале мая большими или маленькими стаями. Вскоре эти стаи увеличиваются из-за вновь прибывающих, и спустя очень короткое время вся страна наполняется ими. По словам Одюбона, невозможно найти ни одного поля, которое не было бы населено ими. Для постороннего зрителя наблюдение над рисовыми желтушниками, столь ненавистными всем сельским жителям, может доставить удовольствие. Склонность к общественной жизни у этих птичек не пропадает даже в птенцовую пору: одна чета живет и высиживает яйца вблизи другой. Гнездо вьется или над землей, или вплотную с ней и строится не очень заботливо, но всегда в траве или между стеблями злаков. В то время, когда самки заботятся о своем будущем потомстве, самцы то шмыгают среди растений, то с пением поднимаются в воздух. Вильсон сравнивает это пение с разными нотами фортепьяно, то высокими, то низкими, взятыми быстро одна за другой, без особенного порядка.
Передвигаясь по земле, желтушники скорее шагают, чем прыгают. Их полет легок и изящен; прибавьте к этому мастерское умение лазать вниз и вверх в лесу стеблей, в чем они поспорят с камышевкой.

    В последние дни мая в гнезде вы найдете от 4 до 6 яичек, длиной около 22 мм и толщиной 16 мм; их буро-желтая или синеватая скорлупа испещрена черно-бурыми пятнышками и завитками. Каждая пара, если не похитят ее первую кладку, несется только раз в году. Молодые кормятся главным образом насекомыми, быстро вырастают, оставляют гнездо и соединяются в многочисленные стаи с другими птицами их вида. Начиная с этого времени рисовые желтушники превращаются во врагов земледельцев. Птицы летают с поля на поле, садятся на них огромными стаями и поедают зерна злаков. Так проходит неделя, затем птицы отправляются дальше на юг. Посаженные в клетку рисовые желтушники вскоре становятся такими же веселыми и добродушными, как и на свободе, однако не стоит их перекармливать.

    Коровий, или черно-фиолетовый желтушник (Agelaeus pecorls): голова и шея угольно-черные; все остальное оперение буровато-черное, голубоватое Коровий, или черно-фиолетовый желтушник (Agelaeus pecorls)на груди, с зеленым и голубым отливом на спине; глазной ободок темно-бурый; клюв и ноги буровато-черные. Длина достигает 19 см, размах крыльев — 30, длина крыла —11, длина хвоста — 8 см. Самка немного меньше самца, угольно-бурого цвета, нижнее оперение несколько светлее, чем верхнее. Коровьи желтушники также распространены по большей части Северной Америки, они обитают преимущественно в болотистых местностях, однако столь же охотно живут на пастбищах среди пасущегося скота и табунов лошадей. Время сна они проводят в кустарниках или камышах по берегам рек. На севере Соединенных Штатов они появляются в конце марта или начале апреля небольшими стайками. К концу сентября они вновь покидают страну, обычно в сообществе с другими птицами. Их пища в сущности такая же, как и их сородичей. Они походят на наших скворцов тем, что, как и они, часто выклевывают на спинах скота засевших там паразитов.

     Подобно нашим кукушкам, они не живут парами, а в многобрачии. В птенцовую пору их видишь, как и раньше, такими же сообществами; в одной стайке преобладают самки, в другой больше самцов. «Если одна из самок, — говорит Поттер, — отделится от стаи, ее исчезновение почти или совсем не замечается. Ни один нежный друг не сопровождает ее и не тоскует по ее отсутствию, ни один задушевный или любящий голос не приветствует ее возвращение. Полная независимость выражается правилом: всякий делает, что ему угодно. Если наблюдать за этими птицами в пору кладки яиц, можно увидеть, как самка, покинув своих товарищей, начинает беспокойно летать кругами и, в заключение, садится в укромное место, откуда она может высматривать, что делают другие птицы. Однажды я увидел самку, занятую такими поисками. Во что бы то ни стало я решил У3' нать, чем это кончится и, сев на лошадь, тихо поехал за ней. На время я терял ее из виду, но вскоре опять находил. Она влетала в каждый густой куст, тщательно осматривала все места, где имеют обыкновение вить гнезда маленькие птички, и, наконец, стрелой полетела в заросли ольхи и терновника. Пробыв там недолго, она вернулась обратно в поле к своим товарищам. Среди ветвей я нашел гнездо желтянки (Geothlypis trichas) и в нем яйцо коровьего желтушника рядом с яичком законной хозяйки гнезда. Я еще находился поблизости от данного места, когда вернулась вышеупомянутая самка желтянки. Она стрелой влетела в гнездо, столь же быстро вылетела обратно, исчезла и несколько минут спустя вернулась в сопровождении самца. Полчаса оба беспокойно и оживленно чирикали, как будто беседуя о нанесенной им обиде».

    Яйцо коровьего желтушника в длину почти 25 мм, в толщину 16 мм; основной цвет его бледно-серый, темнее к толстому концу, испещрен бурыми пятнышками и короткими штрихами. По Одюбону, в одно гнездо самка коровьего желтушника никогда не кладет более одного яйца, но, без сомнения, кладет несколько в продолжение всего периода кладки. Приблизительно после 14-дневного высиживания вылупляется птенец, и с этого момента и случайные воспитатели, и навязанный воспитанник ведут себя совершенно так, как это будет ниже сказано при описании кукушки. Вильсон рассказывает следующую историю. «В июне месяце я вынул молодого коровьего желтушника из гнезда его случайных родителей и посадил его в одну клетку с кардиналом. Последний несколько минут с живым любопытством осматривал вновь прибывшего, пока тот не начал жалостно просить корма. С этого момента кардинал принял птенца под свое покровительство и начал кормить его с рвением и нежностью любящей матери. В настоящую минуту, когда я пишу эти строки, молодому желтушнику шесть месяцев; он вполне оперился и платит своему наставнику за его любящее попечение о Нем постоянным повторением своего пения. Певец распускает крылья, надувает тело до вида шара, поднимает каждое перо, как индейский петух, и издает как будто с большим напряжением несколько глубоких и неровных нот; при этом каждый раз с большой важностью прохаживается перед кардиналом. Последний делает вид, что слушает его внимательно, хотя и сам он отличный певец и, конечно, может находить удовольствие в этих бурливых гортанных звуках только потому, что его сердцу приятно такое выражение любви и благодарности».

    Почти столь же обыкновенен, как коровий желтушник, другой вид — красноплечий желтушник (Agelaeus phoeniceus ). Его клюв длинный, конусовидно вытянут, очень острый и слегка сжат. Туловище сильное. Крылья средней величины с более длинными вторым и третьим маховыми перьями. Хвост длинный и закругленный. Оперение мягкое и блестящее. В брачную пору самцы красноплечих желтушников густого черного цвета с роскошными пурпурно-красными плечами. Большие бородки кроющих перьев крыла коричнево-желто-бурого цвета. Глаза карие. Клюв и ноги голубовато-черные. Длина тела ее 22 см, размах крыльев — 35, длина крыла — 12, длина хвоста — 8 см. У самки верхнее оперение черновато-бурое, нижнее — серовато-бурое, каждое перо имеет желтовато-серую кайму; горло и щеки покрыты продольно-темными штрихами по бледно-серому фону. С наступлением весны красноплечие желтушники покидают южные штаты, где они провели холодное время года, и летят большими или маленькими стаями на север. Самцы с пением летят впереди, как будто так они убеждают самок следовать за ними. Зимние гости по пути нередко засиживаются на невысоких деревьях. Здесь они распускают веером свой хвост, топорщат перышки, и вы можете услышать их частые звонкие голоса, именно ранним утром, перед их отлетом с того места, где они провели ночь, так как они летят только днем. Лишь только прилетят самки, начинаются заботы о потомстве.

    Несколько самцов летают за одной самкой, пока она не выберет одного по своему вкусу. Оба тотчас приступают к постройке гнезда. Счастливая чета отдаляется от стаи и ищет себе для гнезда подходящее местечко где-нибудь на краю уединенного пруда или болотистого луга. Выбирается какой-нибудь низенький куст, густая камышовая или травянистая заросль, натаскивается сюда куча сухого камыша, устраивается в ней ямка для гнезда и выкладывается внутри нежной травой или конским волосом. Сюда кладутся 4-6 голубоватых яичек с черными и черно-бурыми пятнышками, длиной около 25 мм и толщиной 18 мм. «С этого момента, — говорит Одюбон, — можно наблюдать всю преданность и отвагу, которые царят в сердце самца. Он заботливо стережет свою подругу, сидящую на яйцах. Каждый непрошеный гость, приближающийся к гнезду, встречается громким призывом, в котором слышатся и страх, и досада, и весьма нередко птичка проносится почти около самого человека, когда он сознательно или нечаянно нарушит ее спокойствие».

    Вылетевшие из гнезда птенцы объединяются с тысячами других птиц их вида и кочуют уже самостоятельно, в то время как их родители готовятся ко второй кладке. Первые выводки вылетают из гнезда в начале июня; вторые — в первых числах августа; к этому времени начинают поспевать хлеба в средних штатах, и стаи желтушников нападают на поля. Благодаря красоте, красноплечих желтушников часто держат в клетках. Они непритязательны, поют прилежно, постоянно бодры и деятельны, всегда веселы и миролюбивы. В неволе не размножаются.

    Кассики (Cassicus) — самые крупные птицы из всего семейства. Длинный хвост их с широкими перьями обычно ступенчато закруглен. Оперение плотное, гладкое, блестящее, с преобладающим черным цветом с желтыми и красными пятнами. Кассики, отчасти замещающие в Америке наших ворон, — красивые, живые и подвижные создания, имеющие много общего с желтушниками по своему образу жизни, хотя и живут в лесах и всегда на деревьях. Ко времени созревания хлебов или плодов они безбоязненно приближаются к поселениям и плантациям и становятся иногда очень докучливыми. В лесу они ловят насекомых, а крупные виды — и мелких позвоночных; вместе с тем они питаются плодами и семенами. По Шомбургу, они подражают не только всем поющим и кричащим птицам, но даже и крикам млекопитающих. «Трудно найти, — говорит он, — более беспокойного и шумливого певца, как кассик. Стоит только замолчать окружающим животным, и он запевает свою, очень приятную песню. Прокричит ли вдруг глухо перцеяд, и кассик в тот же момент подражает ему; раздадутся ли голоса различных дятлов, и кассик превращается по голосу сам в дятла; заблеют ли овцы, и в ответ им слышится такое же блеяние. Если замолкнут на мгновение чужие голоса, он снова начинает свою особенную песню, пока она опять не прервется криком индюка или кряканьем уток. В ту же минуту он закричит, как индюк, и закрякает по-утиному. Все эти подражательные звуки птица сопровождает такими удивительными движениями и поворотами головы, шеи и всего тела, что я часто не мог удержать искреннего смеха, глядя на эту словоохотливую и вместе с тем комическую птицу.

   Не менее оригинальна и постройка кассиковых гнезд. Они устраивают общее гнездовье и подвешивают свои мешковидные гнезда к одному дереву и нередко в братском сообществе с родственными видами. Гнезда кассиков похожи на большие отвисшие дробовницы, употреблявшиеся в прежние время, но построены настолько воздушно, что легко можно различить сквозь них светлую гузку сидящей на яйцах птицы. Постройка таких гнезд требует много времени, труда и искусства. Некоторые виды строят их только из нитевидных полосок и волокон, которые они отдирают от пальмовых листьев. Как только птица сядет на лист, она захватывает клювом его наружную оболочку, отдирает ее на несколько сантиметров и слетает как-то особенно в сторону, чтобы оторвать волокно». Другие виды употребляют на постройку стебли травы и делают их гибкими, вероятно, с помощью своей слюны. По словам принца фон Вида, все виды не выводят более двух птенцов.

    Достойный представитель рода касиков — хохлатый кассик, или шапу (Cassicus cristatus). Длина его достигает 40-45 см, размах крыльев — 61-65, длина крыла — 20-21 хохлатый кассик, или шапу (Cassicus cristatus)и длина хвоста — 18-19 см. Оперение блестяще-черное, начиная от головы с хохловидными перышками посреди темени и до пяти наружных парных хвостовых перьев лимонно-желтого цвета. Надхвостье, нижние и верхние кроющие перья хвоста — ярко-каштаново-бурые. Нижние шейные перья и плечевые на конце по краю с буроватыми полосками, снизу темнее, чем сверху. Самка значительно меньше самца. Шапу встречается, кроме западных областей южной Бразилии, по всей Южной Америке, к северу до Гватемалы. Он живет только в лесах и только в том случае приближается к плантациям и человеческому жилью, когда они расположены у самого леса. В безлесных местностях он не встречается, в лесах же многочислен. По образу жизни он несколько похож на нашу сойку. Даже в птенцовую пору хохлатых кассиков всегда встретишь в сообществе с другими птицами их вида; часто на небольшом пространстве они собираются в 30,40 и более пар. Их оригинальные мешковидные гнезда подвешены близко друг к другу на всех ветвях одного или нескольких высоких деревьев. Птица искусно свивает и сплетает его из волокон тиланд-зии и притом так крепко, что его с трудом можно разорвать. Подстилкой служат мох, сухие листья и луб; на них кладутся 1 или 2 продолговатых белых яичка с фиолетово-красными прожилками, темно-фиолетовыми штрихами и точками. Часто находят два гнезда, свитые вплотную, то есть у гнезда появляется мешковидное боковое отделение, составляющее отдельное жилище. В ноябре я нашел гнезда, из которых одни были еще пусты, тогда как в других находились яйца и птенцы. Такое увешанное гнездами дерево, на котором во всех направлениях снуют эти большие красивые птицы, — привлекательное зрелище для орнитолога и охотника. Можно наблюдать этих птиц часами, если их не пугать. Пойманные хохлатые кассики живут в неволе много лет, ведут себя в клетках весело и оживленно и гнездятся, если их держать колониями.

     Род халкофанов (Chalcophanes) объединяет более 20 видов. Их конусовидный клюв, длинный и прямой на хребте, слегка согнут с ясным крючком на конце; уголки рта не так спущены, как у других родственных ему видов; часть клюва, вдающаяся в лоб, короткая. Ноги тонкие, с высокой плюсной и длинными тонкими пальцами, вооруженными острыми когтями. Крылья средней величины, третье маховое — самое длинное. Хвост сильно закруглен. Оперение однообразное — черное с металлическим отливом. Длина пурпурового халкофана (Chalcophanes quiscalus) достигает 31 см, размах крыльев — 40, длина крыла — 14, хвоста — 12 см. Голова, шея и нижняя часть тела черные, глянцевитые с пурпурово-фиолетовым или медно-бурым отливом, нижнее оперение — в бледно-зеленых пятнах, все перья верхней части спины и плеч выделяются на матово-темно-зеленом фоне из-за поперечных штрихов, отливающих радужными цветами. Надхвостье и верхние кроющие перья хвоста бронзового цвета, наиболее длинные — пурпурово-фиолетовые. Внешние опахала маховых и хвостовых перьев со стальным фиолетово-голубым отливом. Глаза серо-желтого цвета. Клюв и ноги черные. Пурпуровый халкофан распространен в восточной части Соединенных Штатов Америки, живет исключительно в болотистых местностях. Во все времена года часто собирается в большие стаи и разгуливает по солончаковым низинам и тенистым берегам. Его главную пищу составляют мелкие крабы и червяки, а ко времени созревания плодов и злаков он появляется и на плантациях. Пурпуровые халкофаны очень ревнивы относительно других птиц своего вида, но лишь только они разбиваются на пары, кончаются все ссоры и наступает мир и согласие. Они выбирают удобное место для устройства гнезда где-нибудь на побережье или на берегу больших рек или даже просто на болоте. Гнездо их в сходно с гнездами других трупиалов. Самка кладет 4^ 5 яичек, которые имеют в длину 31 мм, в толщину 23 мм и покрыты бурыми и черными точками, неправильно разбросанными по серовато-белому фону. В воспитании птенцов принимают участие оба родителя и кормят их всякой всячиной. Они не стыдятся даже грабить гнезда других птиц и таскать в качестве корма яйца и птенцов. Зато у них есть и свои враги. «Когда пурпуровый халкофан, — рассказывает Одюбон, — гнездится в высоких камышах открытых заводей и озер Луизианы и Флориды, крик птенцов часто привлекает внимание аллигатора, который, предчувствуя лакомый кусочек, тихонько подплывает к ним и внезапно ударяет хвостом по стеблям, чтобы выбросить из гнезда неосторожных юнцов. Выпавшие из гнезда птенцы в то же мгновение проглатываются». Должен, однако, заметить, что сильно сомневаюсь в правдоподобности этого рассказа.

 

 

(Альфред Брем. Жизнь животных)

 

 

 

Категория: Семейство Трупиалы | Добавил: Максимелиан (03.07.2016) | Автор: максимелиан
Просмотров: 255 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Конструктор сайтов - uCoz